Шундинская котловина и башня Меци-Бов — природный и историко-архитектурный культурный памятник Аргунского музея-заповедника

3 месяца ago argmz Комментарии к записи Шундинская котловина и башня Меци-Бов — природный и историко-архитектурный культурный памятник Аргунского музея-заповедника отключены
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Шундинская котловина и аул Шунды как комплексный природный и культурно-исторический памятник Чеченской Республики

 

© 2015

Головлёв Алексей Алексеевич

Доктор географических наук, доцент, профессор

Самарский государственный экономический университет

E-mail:ecology@samsu.ru

 

 

           Географическое положение, административная принадлежность, методы исследований. Шундинская котловина и ненаселенный ныне аул Шунды расположены в высокогорном Итум-Калинском районе Чеченской Республики, в низовьях р. Шундхой-эрк (Гешичу), впадающей слева в Чанты-Аргун. Котловина имеет небольшую площадь (до 50 га вместе с пологими нижними склонами хребтов) и продолговатую форму, соответствующую направлению течения реки. С запада и востока котловину обрамляют высокогорные хребты Басты-Лам и Терлойский. На северо-западе и юго-востоке ее ограничивают скалистые отроги этих хребтов, образующие узкие и порожистые ущелья р. Шундхой-эрк (рис.).

 

Рис. Шундинская котловина. Боевая башня Меци и островерхие останцы

В царское время аул Шунды административно относился сначала к Аккинскому, а затем к Кийскому старшинству 4-го участка Грозненского округа Терской области. В довоенное советское время с. Шунды входило в Кийский сельсовет Галанчожского района Чеченской автономной области и насчитывало 27 хозяйств и 158 жителей. После депортации чеченцев в 1944 г. Шунды как населенный пункт перестал существовать. Шундинскую котловину и покинутый аул Шунды включили в состав Ахалхевского района Грузинской ССР, образованного на месте высокогорных районов упраздненной Чечено-Ингушской АССР (ЧИАССР). С 1957 г. этническая территория шундинцев входила в состав Советского (позже Шатойского) района ЧИАССР.

Полевые эколого-географические исследования, проведенные нами в 1982-1989 гг. маршрутно-ключевым методом, позволили установить в Шундинской котловине достопримечательные природные (геоморфологические, гидрологические, биологические) и историко-архитектурные (боевая башня, языческий некрополь) объекты. Однако из-за дестабилизации военно-политической обстановки, происшедшей в 1991 г. в тогдашней Чечено-Ингушской АССР, результаты полевых исследований не были востребованы и опубликованы. В настоящей статье приводится комплексная (покомпонентная природная, историко-архитектурная и этнографическая) характеристика этой достопримечательной территории в связи с перспективами туристско-рекреационного освоения горной зоны Чеченской Республики.

 

Рельеф. Поверхность Шундинской котловины равнинная, со следами блуждания старого русла. Дно котловины, изборожденное неглубокими рытвинами, чередующимися с гривами валунно-галечникового материала, слабо наклонено вниз по течению реки. Средняя абсолютная высота дна составляет 1000 м.

Возвышающийся над котловиной хребет Басты-Лам достигает 3179 м. К котловине обращены юго-восточные и восточные склоны этого хребта, круто спускающиеся к правому берегу Шундхой-эрк. Склоны осложнены ложбинами, служащими водостоками во время дождей. Обычны осыпи шиферного сланца.

Терлойский хребет ниже Басты-Лама более чем на 1000 м. Вершины Терлойского хребта (например, Бурчол-Корт и Овран-Корт) имеют сглаженные формы, склоны его заметно положе. Они окаймляют Шундинскую котловину с запада. На западном склоне Терлойского хребта имеются искусственно террасированные поверхности. Например, земледельческие террасы представлены в урочище Лянжите, расположенном выше развалин аула Беки (отселка более крупного аула Басхой) и вблизи развалин аула Шунды. Первоначально Беки принадлежало шундинцам, однако они отдали этот аул с наделом земли жителям Басхоя в качестве материальной «компенсации» за гибель басхойской женщины и ее дочери, происшедшей по вине шундинцев.

Особый интерес представляют формы рельефа, приуроченные к высоким левобережным уступам, отделяющим дно котловины от подошвы Терлойского хребта. Уступы расчленены многочисленными вертикальными промоинами на столбообразные отдельности, сложенные алевролитами и увенчанные горизонтально лежащими плитами сланцев. Подробные «грибовидные» формы рельефа могли образоваться в своеобразных условиях аридного выветривания. Они наблюдались нами и в других местностях Северо-Юрской депрессии (в истоках р. Кейчу, левого притока р. Шаро-Аргун; в урочище Овлах близ с. Итум-Кале; в ущелье р. Кериго, около развалин с. Люнки; и на левобережном склоне р. Гизельдон близ санатория Кармадон в Республике Северная Осетия — Алания).

От надпойменного левобережного уступа к руслу Шундхой-эрк отходит короткий крутосклонный отрог с двумя оригинальными останцами многометровой высоты. Останцы треугольной формы, с широкими основаниями и остроугольными верхами. Состоят останцы из сцементированных алевритов и сланцевых обломков. Происхождение останцовых форм рельефа связано с процессами естественного разрушения отрога в условиях засушливого климата.

 

Климат и воды. Шундинской котловине свойственен специфический микроклимат, визуально изучавшийся нами во все сезоны. Главное его достоинство заключается в мягких зимах. Как правило, зимой здесь солнечно, сухо и тепло, тогда как на предгорной равнине Чечено-Ингушетии пасмурно, сыро и холодно. Выпавший ночью снег обычно днем тает. На солнечных склонах («пригревах») более 2-3 дней снег не держится. Лишь в аномально снежные и суровые зимы 1971-1972 и 1988-1989 гг. снег пролежал на склонах необычайно долго.

Ночи зимой тихие, лунные и звездные. По сравнению с зимними ночами на предгорной плоскости – на редкость теплые. Совсем не по-зимнему тепло бывает в ночное время при фёнах. Однако под утро действие фёнов ослабевает. Охлаждаются и скалы, отдавшие дневное тепло. Поэтому до появления солнца становится заметно холоднее.

Лето в котловине жаркое и сухое. Раскаленные солнечными лучами скалы источают жар и делают воздух душным. Летние дожди выпадают в основном в июне и не отличаются продолжительностью. В целом дожди наблюдаются чаще весной. Но и тогда преобладает ясная, солнечная и сухая погода. Осенью также солнечно и сухо, но по ночам прохладнее. В конце осени и начале весны в отдельные годы возможно выпадение снега.

Несомненным климатическим достоинством Шундинской котловины является чистый, сухой и абактерийный воздух, весьма благоприятный для лечения и оздоровления многих категорий больных. В домусульманское время такой воздух способствовал протеканию процесса естественной мумификации захоронений, находившихся в каменных гробницах языческого некрополя.

Аридностью климата объясняется недостаточная водообеспеченность территории. Особенно бедны водой крутые восточные и юго-восточные склоны Басты-Лама. Основной водный источник – р. Шундхой-эрк – относится к малым рекам. Эта транзитная река имеет грунтовое, дождевое и снеговое питание. Родники в окрестностях Шундинской котловины известны в нескольких местах: ниже склонового урочища Хэкехчу, около развалин аула Беки и в русле реки возле Шундинского водопада.

Шундинский водопад образован в узкой и глубокой теснине, замыкающей котловину с юго-востока. Скальное ложе водопада ступенчатое, гладко окатанное текучими водами. Водопад состоит из нескольких порогов. Самый большой нижний порог водопада достигает 15 мвысоты.

Растительность. На дне Шундинской котловины преобладает лесокустарниковая растительность. Вдоль русла реки тянется пойменный лес. В нем господствуют ива (на горном диалекте чеченского языка – «дэк дечиг») и ольха («маъ дечиг»). Деревья имеют значительный возраст (до 60-70 лет) и необычайно крупные размеры (ствол здешней ивы по ширине сравним со стволом бука кавказского – в 2 обхвата). Поодаль от русла встречаются ясень обыкновенный FraxinusexcelsiorL. («сов дечиг») и клён высокогорный AcertrautvetteriMedw. («къарк»). Тут же произрастают карагач UlmusminorMill. («муьш дечиг») с высоким и стройным стволом, свидина («цхун дечиг»), изредка берёза Литвинова BetulalitwinowiiDoluch. («дакх дечиг»). Деревья густо переплетены хмелем, вьющимся Humulus lupulus L., который в довоенное советское время заготавливался жителями Майстинского ущелья для продажи в хевсурское селение Шатили («Шедала»).

На открытых участках Шундинской котловины распространены дикорастущие плодовые деревья и кустарники: груша кавказская PyruscaucasicaFed. («кхор дечиг»), алыча PrunusdivaricataLedeb. («хэк»), барбарис обыкновенный BerberisvulgarisL. («эст»), виды шиповника («хармак») и боярышника («хуолан»). Все они обильно плодоносят.

Сомкнутые заросли образует в пойме облепиха крушиновидная Hippophaë rhamnoidesL. («милдан») – кустарник или дерево высотой до 4,0-4,5 м. Облепиха тоже в изобилии плодоносит. В этом нам пришлось убедиться в январе 1982 г., когда ветви облепихи крушиновидной склонялись под тяжестью усеивавших их желто-оранжевых ягод.

Безлесная часть поймы Шундхой-эрк использовалась под выпас овец. Поэтому эта часть поймы покрыта сильно сбитой травянистой растительностью, в составе которой много сорных и малоценных в кормовом отношении видов.

Весьма интересны в ботаническом отношении склоны окружающих котловину хребтов. Склоны Терлойского хребта в нижней своей части сильно остепнены. Здесь господствуют злаково-полынные степи с заметным участием ковыля. По уступам склона среди горных степей группируются колючие подушковидные кустарники – трагакантовые астрагалы. Индикатором наивысшей аридности ландшафтов в Горной Чечне является колючий кустарник астраканта обнаженнаяAstracantha denudata (Stev.) Podlech («натаг»). Выше по склону горные степи переходят в луговые степи и субальпийские луга. Между ними единично и группами произрастает сосна Коха PinuskochianaKlotzschexC. Koch(«зез дечиг»). По балкам Терлойского хребта и около развалин аула Беки встречаются плодоносящие деревья алычи.

Прилегающий к котловине склон Басты-Лама в основном аридный. В нижней половине хребта представлены сухие степи и трагакантники. Сухостепной травостой изреженный. Состоит из злаков и разнотравья – виды StipaThymusSalviaArtemisia. На сухих, выгоревших от солнца склонах, произрастают астраканта обнажённая, скумпия кожевенная (париковое дерево CotinuscoggygriaScop.) и спирея зверобоелистная SpiraeahypericifoliaL. («маск»). Здесь же по скалам обнаруживается хвойник рослыйEphedraproceraFisch. На скалах аридного склона обычны сосна Коха и дуб каменный QuercuspetraeaL. exLiebl. («наж дечиг»). Соснами поросли отчасти естественные террасы, вдающиеся в крутой склон хребта. Такие террасы называются «аг» – буквально «люлька» (например, урочище Жий бий аг). Гребни некоторых отрогов Басты-Ламазаняты дубняками, спускающимися по ложбинам к подножию хребта. К выходам горных пород на лугово-степных склонах приурочены заросли можжевельника (Juniperussp.), вблизи от них – приземистые кустики шиповника (Rosasp.).

 

Животный мир. Не менее своеобразен животный мир аридных склонов. Поросшие колючекустарниковыми зарослями скалистые склоны населяет козёл безоаровый (козёл бородатыйCapraaegagrusErxleben, 1777) – исчезающий вид, занесенный в Красную книгу СССР [5], а затем и Российской Федерации. На сухостепных склонах с трагакантниками встречается скорпион кавказский [2], нынешнее название которого – Mesobuthuscaucasicus (Nordman, 1840). Повсюду водится много ящериц и змей. В Шундхой-эрк обитает реофильный вид – форель речная (SalmotruttamorphafarioLinnaeus, 1758).

 

Культурно-исторические памятники. Шундинская котловина примечательна не только в физико-географическом, но и в историко-архитектурном и этнографическом отношении. Памятниками истории и культуры являются здесь многоэтажная боевая башня Меци («Меци бIов»), башни центральной части аула Шунды и языческий некрополь «Меци-кешнаш».

Боевая четырехугольная башня живописно возвышается на склоне отрога рядом с уже известными останцами (рис.). По преданию, башню построил хевсур по имени Меци, пришедший сюда из низовьев р. Андаки в Хевсуретии. Сложена башня из отесанного сланцево-песчаникового материала. Башня без кровли: ее сломали воины имама Шамиля в знак подчинения общества. Межэтажные перекрытия внутри башни тоже не сохранились. Широкий пролом в нижней части южной ее стены образован от взрыва (происшедшего, очевидно, в период выселения чеченцев). На восточной и южной башенных стенах имеются петроглифы: спиралевидные изображения с наконечниками стрел, небольшие круги с крестом внутри, солярные и прочие знаки. Около башни заметны остатки каменной кладки – возможно, здесь существовало вспомогательное укрепление. Под защитой боевой башни в пойме реки находились жилые строения. Теперь они разрушены рекой, изменившей русло. Вдоль речного обрыва до сих пор выступают из воды остатки прочной каменной кладки.

Башни центральной части аула Шунды в своем первозданном виде не сохранились. Об их существовании сейчас напоминают лишь основания построек и груды строительного камня. В 20-30-е гг. XX в. шундинские башни осматривал Г.А. Саламов. При этом ему запомнились две интересные детали: у входа в одну жилую башню имелся высеченный на камне крест, а внутри башни находились цепи, в которые заковывали пленников.

На правобережном склоне долины Шундхой-эрк расположен языческий некрополь «Меци кешнаш» (Могилы Меци). Языческие кладбища всегда сооружались на сухих и солнечных склонах для того, чтобы в надземных каменных гробницах происходил процесс естественной мумификации трупов. Отсюда возникло общее наименование чеченских языческих кладбищ – «Малхара кешнаш» (Солнечные могилы). Шундинский некрополь состоит примерно из полутора десятков каменных гробниц с мумифицированными останками. Состояние древних гробниц и захоронений неудовлетворительное.

Шундинский языческий некрополь значительно уступает по размерам майстинскому (Фаранз-Кел) и малхистинскому (Цой-Педе). Однако он привлекает внимание как наименее изученный археологический объект в комплексе погребальных сооружений высокогорной Чечни.

Некрополь находится вблизи от поселения Меци. Поселение и некрополь соединялись в старину деревянным мостом. Языческие кладбища всегда возводились вблизи поселений: так легче было охранять покой умерших предков от осквернителей могил и похитителей трупов, за которые требовали выкуп.

Таким образом, Шундинская котловина и аул Шунды являются территорией, достопримечательной в природном, культурно-историческом и этнографическом отношении. В связи с этим по нашему представлению постановлением № 506 Совета Министров Чечено-Ингушской АССР от 23 октября 1990 г. Шундинской котловине со всем ее обрамлением был предоставлен статус комплексного природно-исторического памятника республики.

В настоящее время Шундинская котловина и прилегающая к ней местность располагаются в зоне ответственности Итум-Калинского погранотряда, дислоцирующегося на чеченском участке государственной границы Российской Федерации с Грузинской Республикой. Данное обстоятельство не должно препятствовать использованию этой оригинальной природоохранной территории для развития экологического туризма. В перспективе необходимо восстановить изначальный облик ландшафтов Шундинской котловины, отреставрировать историко-архитектурные памятники и создать туристическую инфраструктуру.

 

 

Литература:

  1. Административное делениегуберний, областей и округов Кавказского края, с показанием по каждой из них: уезда (округа), полицейского участка и сельского общества, а также всех населенных мест, входящих в состав каждого сельского общества // Кавказский календарь на 1917 год. Тифлис, 1916. С. 1-176.
  2. Головлёв А.А. К нахождению в верховьях р. Чанты-Аргун (Горная Чечня) Buthus caucasicus // Редкие и исчезающие виды растений и животных, флористические и фаунистические комплексы Северного Кавказа, нуждающиеся в охране: тезисы докладов научно-практической конференции. Окт. 1989 г. / Чечено-Ингушский государственный университет им. Л.Н. Толстого. Грозный, 1989. С. 119-121.
  3. Головлёв А.А. Две заметки о Кавказе // Самарская Лука: Бюллетень. 2001. № 11. С. 228-241.
  4. Головлёв А.А.По горам, ущельям и аулам Чечни. М., 2001. 100 с.
  5. Красная книга СССР: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных и растений: В 2 т. Т. 1. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных и растений / отв. ред. А.М. Бородин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Лесная промышленность, 1984. 392 с.
  6. Ошаев Х.Д.Весна: Очерки, рассказы, пьесы. Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1969. 250 с.
  7. Список населенных мест Северо-Кавказского края/ Северо-Кавказское статистическое управление. Ростов н/Д., 1925. 646 с.
  8. Список населенных мест Терской области // Терский календарь на 1906 год. Вып. 15 / Издание Терского областного статистического комитета. Владикавказ, 1906. С. 184-241.